Интервью с участниками конференции по моделированию февраль 2006.


Записаться на бесплатную консультацию можно по телефону 8(926)319-50-32 или по e-mail inna@timesaver.ru

Интервью с участниками конференции по моделированию февраль 2006

Интервью с Булатом Курмангалиевым, руководителем "Алматинского Центра НЛП" (г. Алматы, Казахстан).

Корр.:
- Я думаю, что Казахстан сильно отличается от Москвы по своему менталитету. Есть ли какое-либо различие в применении моделирования в Казахстане?


Булат:
- По менталитету — да, а в применении моделирования различий нет, потому что независимо от того, Казахстан ли это, Америка или Россия, люди везде одинаково хотят быть успешными и эффективными. Как появилось моделирование? С вопроса о том, что такого особенного делают успешные, эффективные люди. Если ты этого не знаешь, можно идти к успеху долго и трудно, но если ты сумеешь раскрыть структуру успешного опыта и научишься делать то же самое, что и гений, то на пути к цели сэкономишь много времени и усилий.
Я специализируюсь в области бизнеса. Когда-то мы жили вместе в одной стране — Советском Союзе. Сейчас его уже нет, стал быстро развиваться рынок, усилилась конкуренция. Люди хотят, чтобы их компании развивались стремительно, хотят быть востребованными на рынке и быть конкурентоспособными.
И у моделирования в бизнесе есть огромные перспективы для дальнейшего развития.


Корр.:
- Пожалуйста, поделись своими находками в моделировании. Я знаю, что ты преподаешь казахский язык по своей системе. Как это начиналось, как появилась идея?


Булат:
- Началось все с того, что в начале 2005 года я хотел овладеть английским языком.
Посетил несколько различных курсов, но они не привели меня к желаемым результатам. Конечно, можно овладеть английским за длительное время, но я хотел быстро, как Андрей Плигин, который выучил язык за 6 месяцев. Понятно, что потом нужно совершенствовать знания дальше. Поехал в июле на интенсивные курсы, которые вела Инна Иголкина, и 11 дней снимал с нее стратегию. Приехав в Алматы, у себя в центре открыл с помощью профессиональных преподавателей английского и казахского языков сразу два курса "Обучение английскому и казахскому языкам с помощью НЛП". Через два месяца после открытия наших курсов, вышла книга Андрея Плигина и Инны Максименко "Now Let’s play English", которая стала нам хорошим подспорьем. Сейчас хожу на собственные курсы и изучаю английский язык, где мне за это еще платят деньги. Какие успехи? Всего лишь через полтора месяца обучения я уже смог в течение 3-х часов общаться на английском с американцем, который не верил, что я изучаю английский всего лишь второй месяц.


Корр.:
- Ты говорил вначале, что тебя интересует бизнес. Насколько я понимаю, ты увидел свободную нишу на рынке и решил ее использовать для развития собственного бизнеса?


Булат:
- Да, это действительно так. Все, что создано в НЛП-моделировании, можно переложить на язык бизнеса и сделать этот бизнес очень эффективным, что мы сейчас и наблюдаем воочию у себя.

Интервью с Андреем Сиротиным, руководителем "Украинского Центра НЛП" (г. Киев, Украина).

Корр.:
Расскажи, пожалуйста, про твое видение относительно конференции, моделирования и НЛП.


Андрей:
Мне очень нравится конференция, потому что мы говорим о четких, конкретных, сенсорных вещах, которые я, будучи прагматиком, могу применить прямо сейчас. Мне очень нравится то, что сделали Андрей Плигин и Александр Герасимов, моделируя Михаила Шемякина, потому что, даже сидя здесь, я уже продумываю, планирую и уже начинаю использовать результаты этого моделирования. Когда на конференции показали фрагмент беседы с Михаилом Шемякиным, стала очевидной та огромная работа и те результаты, которые можно взять и буквально потрогать руками. Это очень здорово, поэтому хочется создавать подобные реально работающие модели, которыми можно делиться.


Корр.:
- Расскажи, пожалуйста, о своих дальнейших планах. Что ты собираешься
моделировать?


Андрей:
- Ближайшие планы — это моделирование очень успешных бизнесменов и компаний. Я хочу построить собственную сеть компаний. Поэтому я собираюсь выбрать несколько очень успешных компаний и моделировать их, сразу же проверяя полученные модели на себе, на своей компании, чтобы понять, насколько эффективно они работают.


Корр.:
- Моделирование предполагает, что ты вкладываешь много времени и сил. Будешь ли ты моделировать параллельно с чем-то еще, что даст тебе возможность заниматься моделированием?


Андрей:
- Я вижу это как образ жизни. У меня есть цели и люди, которые уже достигли подобных целей. Я могу пообщаться с этими людьми, вложив в это свое время, силы и энергию, чтобы выявить модели, которые позволят мне достичь моих целей еще быстрее, чем если бы я достигал их самостоятельно. Поэтому вложение денег в моделирование по сути является инвестированием.


Корр.:
Что для тебя явилось самым большим открытием в области моделирования в НЛП?
Андрей:
Эффективность, результаты и скорость их достижения.

Интервью с Андреем Кёнигом, руководителем "Московского Центра НЛП".

Корр.:
- Андрей, что ты можешь сказать о моделировании в России, о его роли в развитии НЛП?


Андрей:
- Пожалуй, нельзя говорить о роли моделирования в развитии НЛП. Я считаю, что в развитии НЛП не существует ничего другого, кроме развития моделирования. Моделирование лежит в основе НЛП как области знаний, и если моделирование исключить, то мы перестанем иметь дело с НЛП.


Корр.:
- Я знаю, что в вашем центре много занимаются моделированием. Пожалуйста, расскажи об этом.


Андрей:
- В данный момент, развивая моделирование в рамках Исследовательского Центра НЛП, мы больше обращаем внимание на практическую часть, нежели на теоретическую. Дело в том, что в последние годы, как нам кажется, моделирование стало приносить меньше реальных результатов, или качество этих результатов сильно снизилось. Часто люди просто не доделывают проекты моделирования, не доводят до практического результата, или этот результат насколько мал, что его даже неудобно представлять. И мы задумались о том, как вернуть качественные результаты в моделирование.


Корр.:
- Да, такая проблема существует. Некоторые люди моделируют, а потом прячут результаты в стол, чтобы никто не нашел их.


Андрей:
- И я думаю, что это неправильный подход. Мы находимся в рыночных условиях, и, начиная проект моделирования, приходится вкладывать в него достаточно много ресурсов, чтобы ожидать от них отдачу. Когда Виктор Савицкий заявил на всю страну, что он смоделировал Билла Гейтса, к нему устремились люди, но он так никому и не показал, что он смоделировал. Я разговаривал с ним об этом. Он считает, что результат его работы слишком дорог и ценен, чтобы раздавать его направо и налево. Я согласен с ценностью результата, но в итоге так никто не знает, что же там было сделано. И хотя это случилось много лет назад, работы по НЛП-моделированию и сейчас полны таких перекосов. А очень хочется, чтобы большинство из нас при моделировании рассчитывало на получение вполне осязаемых, в том числе и коммерческих результатов.


Корр.:
- Как, по-твоему, можно изменить нынешнюю ситуацию с использованием результатов моделирования в России.


Андрей:
- Это основная тонкость. НЛП-технологии в настоящее время ориентированы в основном либо на воспроизводство тренингов, либо на нетренинговые учебные продукты, например, консалтинговые услуги и т.д. Любое обучение — это вторичная система относительно первичного бизнеса. Мы обучаем кого-либо, чтобы улучшить результаты в других, первичных видах деятельности, а не только в самом обучении или личностном росте человека. Мне кажется, что сейчас НЛП в России вышло из области только личностного развития. Люди хотят получить конкретные результаты, не всегда только денежные, но все же измеримые в цифрах. Никто из нас не приглашает на свои тренинги бесплатно, поэтому весьма разумно, что люди хотят знать, что они получают за свои деньги.


Поскольку мы предлагаем результаты моделирования, то, как и на любом рынке, перед тем, как продать продукт, мы продаем рекламу. Для этого нужно создать описание, которое претендует на соответствие продукту. Это описание и является выражением критериев результата: что человек получит, когда придет к нам.

Корр.:
- Можешь привести какие-нибудь примеры?
Андрей:
- В нашем центре это, например, тренинг по развитию памяти, являющийся продуктом реального моделирования человека с феноменальной памятью. Или тренинг "Скорочтение", где я говорю, что человек достигнет четко определенного прироста в скорости чтения (в полтора раза и выше) при определенном уровне качества чтения и запоминания. Это один из немногих тренингов, для которого мы считаем, что 90% людей способны получить результат. А на оставшиеся 10% эта методика просто не рассчитана. Возможно, это означает, что каждый десятый уйдет недовольным. Но этот тренинг — результат моделирования, где я не борюсь за личную психотерапию каждого, а совершенствую методику, способную охватить максимальное количество людей. И в этом тонкость. Мы создаем продукт, пригодный не для всех. И стараемся сделать так, чтобы этот продукт был качественным, результативным. Пусть и не для всех, но для максимально большого количества людей. Заявляя результат, мы делаем так, чтобы НЛП-неадаптированные люди могли достичь этого результата. Мы его обещаем. Что тоже важно, мы делаем так, чтобы критерии этого результата были сенсорно проверяемы.


Корр.:
- А что вы делаете для того, чтобы реализовать идею практического применения результатов моделирования?


Андрей:
- Мы создали Исследовательский Центр НЛП, в мастерских и лабораториях которого моделируем успешных и интересных людей. Тематики различные: начиная от ведения бизнес-переговоров и заканчивая экстрасенсорными способностями человека. Кроме создания описаний, мы стараемся воспроизвести их в другом человеке. В этом есть элементы самомоделирования, элементы моделирования других, лабораторного исследования. Особенно важен лабораторный подход для моделирования чисто психических феноменов. Тогда мы просто ставим человека в такие условия, в которых просто вынужденно проявляется, например, феномен субъективного замедления времени, когда снаружи проходит секунда, а внутри проходит 10 секунд. У всех этих исследовательских работ есть ориентация на результат. Эти группы дают выход тренингового или нетренингового продукта, на который есть спрос, и не важно, большой или маленький. Либо же этот проект закрывается, так как то, что там происходит, или неприменимо к людям, или им неинтересно. И всё же, мне кажется, что в моделировании, как и прежде, параллельно будут развиваться две плоскости: та, что обсуждается сейчас на конференции (это теоретические подходы к моделированию, концепты, идеи), и та, что пока обсуждается мало (плоскость реальных результатов, поведенческих, паттерновых, которые мы демонстрируем и которыми по праву гордимся).


Корр.:
- Кем ты себя ощущаешь в этом процессе?
Андрей:
- Спонсором. Я создаю условия.

Интервью с Игорем Поповичем, преподавателем ГИТИС, МархИ, консультантом-психологом.

Корр.:
- Игорь, расскажи о том, как ты применяешь моделирование в своей работе?
Игорь:
- Много лет назад я был кинорежиссером, телеведущим, актером и сейчас преподаю в
ГИТИСе на продюсерском факультете. Поэтому я очень профессиональная обезьяна. Обезьяна — самый лучший моделист-конструктор, кроме ребенка, конечно, великолепная модель моделирования. Я учу моделировать и начинающих студентов, и опытных продюсеров-заочников, и пятикурсников МархИ, где я тоже преподаю. И сам это делаю постоянно.


Корр.:
- Как они эту модель используют?
Игорь:
- Если я делаю семинар под названием "Создание и раскрутка имени (бренда) на творческом рынке", например, для дизайнеров, то я привожу Андрея Логвина — человека, который ухитрился сделать имя на рынке рекламного дизайна, где в нашей стране имен практически нет. 4 часа на глазах у группы веду моделирующее интервью. Потом 3 дня мы разбираем это интервью, и я помогаю им встраивать эту модель. Они не энэлперы, но это не играет большой роли, потому что, с моей точки зрения, группе не обязательно знать все тонкости методики, чтобы получить то, что они хотят получить. То же самое с известными продюсерами, которых я привожу к начинающим продюсерам, а потом встраиваю в них эти модели, начиная с паттернов поведения и заканчивая убеждениями и макростратегиями. Моделирование прекрасно работает. И это так же очевидно, как то, что человек — прекрасная обезьяна, и этим надо пользоваться.

Интервью с Александром Любимовым, руководителем "Тренингового Центра на Тульской".

Корр.:
- Саша, ты давно занимаешься НЛП. Какие самые большие достижения лично у тебя?
Александр:
- Моделирование — это создание описаний, которые полезны. У меня больше структурных моделей: модель коммуникации, модель доверия. Я рассказывал об этом на конференции. Модели раскруток, пресуппозиций, метамодель, описания структур техник и многое другое.


Корр.:
- Ты по первому образованию физик. Как тебе это помогает в моделировании. Я так понимаю, что структурность идет оттуда?
Александр:
- Структурность идет от того, как я думаю. Связана ли она с образованием, я не знаю. Может быть, я из-за своего мышления в физику пошел, а не наоборот.


Корр.:
- Ты являешься одним из самых популярных писателей, написавших книгу об НЛП. Уже вышло 2 издания. Как ты применял моделирование для этого?
Александр:
- Те модели, которые были у меня к тому времени, я и прописал. Потом появились другие модели, но до книжки пока дело не дошло.


Корр.:
- Какие находки ты сделал или видел, когда сам преподавал моделирование?
Александр:
- У нас одна девушка за час смоделировала стратегию тайм-менеджмента и полностью ее прописала. Взяли конкретного топ-менеджера и считали с него модель со всеми сенсорными подробностями. У нас модель моделирования дается немного по-другому: нет жесткой структуры и больше похожа на модель Дилтса. Первое: нужен только такой кусочек, чтобы получить модель; второе: понятно, что у каждого он будет различаться, т.е. какой конкретно кусочек нужен каждому конкретному человеку не совсем понятно. Соответственно, мы много работали с конструированием техник, состояний, с абстрактными описаниями, т.е. не на уровне сенсорных стратегий, а на уровне описания метамодели и абстрактных принципов. На мой взгляд, чем более общее описание, тем контекст применения модели шире и тем для большего количества людей их можно приспособить, хотя необходимо внедрять способы получения поведения, как у модели.


Корр.:
- Каковы твои перспективы в НЛП на 5 лет вперед? Что бы ты хотел, чтобы случилось в НЛП?
Александр:
- Что сделаю, то и будет. У меня очень плотное планирование примерно на полгода вперед. Хочу написать структуру раскруток, пресуппозиции, конструктор техник и моделирования. Идеи рождаются, хочется посмотреть, что из этого получится. Хочется разобраться, как эта штука работает.


Корр.:
- Получается, что ты создаешь научный фундамент для НЛП.
Александр:
- Такими словами я об этом не думал. Мне хочется разобраться, создать красивую модель. Сенсорную, полезную, рабочую. Чтобы и польза была, и внешне нормально смотрелось.

Интервью вела Иголкина Инна

Опубликовано в Вестнике НЛП № 14 Центра НЛП в Образовании



© 2004-2016 Инна Иголкина и Виктор Герасимов | All rights reserved Публикация материалов с сайта разрешена при условии наличия активной гиперссылки на сайт www.timesaver.ru
ООО "Компания Аполлон 1" ОГРН 1067760944745 ИНН 7714674696
тел: +7 926 31905032
Договор оферты Политика возврата Политика конфиденциальности Соглашение об обработке персональных данных
 

Rambler's Top100 Яндекс цитирования